Герб
Средняя школа № 34 г. Могилева
Познавая самого себя, мы познаем весь мир!
Не проста ў словы я гуляю, на роднай мове размаўляю
«Могилев в лицах»

Музей боевой славы

Совет ТОС  микрозоны № 9

Безопасный маршрут

Центр допризывной подготовки

Первичная организация БРСМ СШ №34



Год науки
Главная arrow Музей боевой славы arrow Воспоминания бойцов о минувших днях arrow Савченко Н.И. Воспоминания о Великой Отечественной войне
Савченко Н.И. Воспоминания о Великой Отечественной войне Печать E-mail
20.12.2009

В связи с тем, что я начал свою фронтовую жизнь солдатом и окончил её солдатом, естественно, и рассказ мой будет о солдатской жизни.

Принято говорить: «Тяжела солдатская служба».
Я остановлюсь на таких моментах:

  1. Место солдата, или моё место, в бою и вооружение.
  2. Моральный дух.
  3. Эпизоды из фронтовой жизни.

И так, мне пришлось воевать в известном роде войск — артиллерии. После окончания специальных курсов топовычислителей, т.е. специалистов по подготовке исходных данных для стрельбы артиллерии с закрытых позиций, меня направили в 1420 Краснознаменный артиллерийский полк 290 Могилевской орденов Суворова и Кутузова Краснознаменной стрелковой дивизии третьей армии второго Белорусского фронта.

Этот артполк имел четыре дивизиона, в каждом из которых три батареи состояли с 76 мм полевых орудий и одной гаубичной батареи 122 мм пушек.

Я был наводчиком четвёртого орудия второго взвода второй батареи первого дивизиона артполка.

Боевое крещение принял под деревней Шапки Оршанского района Витебской области при форсировании реки Проня. Наводчик орудия — это первый номер расчёта из шести, положенных для обслуживания этой пушки. Но в расчёте обычно же было всего 2–3 человека.

Командиром орудия был старший сержант Чешев Андрей — кадровый военный, мобилизации 1939г., знающий до мелочей все необходимое для ведения огня по танкам и с закрытых позиций. У него и прошёл я школу. Но, к сожалению, с ним мне пришлось быть вместе всего несколько месяцев. Он погиб в одном из боев.

Орудие «ЗИС — 5» 76 мм калибра — полуавтоматическое. По техническим данным, с него необходимо производить 25 прицельных выстрелов в минуту. В то время как, например, из винтовки можно произвести 7–8 прицельных выстрелов за это время. Длина прямого выстрела 600 м, дальность полёта снаряда 16 км, сектор обстрела 90°. К орудию, как правило, подавалось 1–2 тысячи осколочных снарядов, I тыс. подкалиберных и 50 шт. трассирующих и дистанционных.

Орудие снабжено оптическим устройством — панорамой.

Основное условие для ведения огня это то, что орудие должно быть окопано.

Задача была такая: вести огонь, поражать цели и сохранить материальную часть и людей.

Основной целью при прямой наводке — это танки. У немцев были такие танки: Тигры, Королевские тигры, Пантеры и самоходные пушки — Фердинанды и др. Толщина брони на лобовой части, например Королевского тигра, 42 см.

Основное искусство или мастерство наводчика заключалось в том, чтобы послать снаряд перпендикулярно брони танка.

Это необходимое условие для того, чтобы подкалиберный снаряд мог пройти толстый слой брони. Танк же, как правило, находится в движении и это движение не по фронту, а под каким-то углом, на какой-то скорости, на каком-то удалении, плюс неровная местность и т.д. То есть упреждение, которое необходимо точно определить, могло быть самое различное.

Идеальные условия могли бы быть, когда бы танк стоял, но такого положения практически не бывало.

Обстановка, обычно была такая: немцы сосредотачивали большое количество танков для прорыва линии фронта. И часто бывало, когда танки немцев вклинивались в наши воинские порядки. Тогда для преграждения им пути ставилась противотанковая артиллерия.

И на этот счет существовало выражение «... и снова под гусеницы...». Это значит, что совершенно не было времени на то, чтобы кое-как окопаться. Конечно, станины орудия нужно успеть развести и хотя бы укапать брусья для упора башмаков, а потом быстро и точно начать вести огонь по танкам и по пехоте.

Однажды такая необходимость переброски нашего артполка была произведена со второго на первый Белорусский фронт.

Кроме орудия в нашем расчете были такие подсобные средства:

  1. Бутылки с горючей смесью
  2. Противотанковое ружье «ПТР»
  3. Винтовка со снайперским прицелом
  4. Стереотруба — 10х
  5. Автомат ППШ, карабин, пистолеты
  6. Пулемет Дегтярева
  7. Рация


Моральный дух или моральное состояние.

В 18–19 лет — столько мне было тогда, моя духовная убежденность зависела от воспитания в семье и в школе. Отец мой был моряком, старший брат — летчиком.

В 1941 году я, как все мои сверстники, не был мобилизован и остался на оккупированной территории. За время оккупации я насмотрелся на массовые расстрелы, которые устраивали немцы. А, например, в нашем районном центре Сребное Черниговской области немцы свезли со всех сел района семьи активистов в деревянную школу, облили ее бензином и подожгли. Погибло 567 человек, в том числе мой родной дядя Петр Федорович Квита. Наша семья своевременно ушла в лес.

На оккупированной территории все это время я поддерживал связь с партизанами. А когда все же полиция поймала меня, то комендант полковник Гейман, после пыток, в письменном виде, вынес приговор — расстрелять.

Но партизаны — подпольщики помогли мне сбежать.

За это время у меня миновало чувство страха, и было приобретено чувство ненависти к немцам. И этот дух ненависти вселял в меня силу в самые трудные минуты.


Один из эпизодов.

Эпизодов было много, которые остались в памяти на всю жизнь. Расскажу об одном, из них.

Было лето 1944 г. Плацдарм за Наревом. Нарев это приток Вислы.

Прибыли мы ночью. К утру пушку и снаряды укопали. Мметров за 20–30 был передний край пехоты. Нейтральная полоса была 100–150 м. Впереди лес. Перед лесом, слева поле — ложбина. В лесу замаскированы немецкие танки. Наша батарея заняла метров триста по фронту полукольцом. Moe орудие было в створе лесопосадки справа и мелких кустарников слева.

Тактика борьбы с танками такова, что по команде, например, первое орудие начинает «дразнить». Это значит вести огонь. Танк разворачивается на него и подставляет корпус перпендикулярно к полету снаряда из четвертого орудия.

В расчете нас было двое. Тищенко Кузьма из Запорожья — заряжающий и я.

В 8 часов, после небольшой артподготовки, немцы полезли, пошли их танки. Шли «свиньёй», т.е. углом вперед. Впереди три Фердинанды для выявления наших противотанковых точек, а сзади Тигры, в том числе несколько Королевских — и пехота.

В начале боя я насчитал перед нашей батареей 37 танков. Передние Фердинанды «танцевали». Это значит, провоцировали, вели огонь.

С закрытых позиций наша артиллерия и самолеты обрушили бомбовый удар. От дыма и пыли стало темно, В этих условиях немецкие танкисты начали открывать люки и высовываться для того чтобы лучше было видно, куда двигаться и вести огонь.

Разглядеть их помагала 10-тикратная стереотруба. В таких случаях основным оружием была снайперская винтовка. Щит орудия служил хорошим упором. После огня со снайперской винтовки, танк, как правило, останавливался. Когда танк на миг останавливался, это был самый идеальный случай. Можно было стрелять без промаха.

Вспыхнул один, потом второй, потом сразу еще три машины. Но расстояние между нашими огневыми и немецкими танками быстро сокращалось.

Без перерыва стрелять было невозможно потому, что ствол пушки ставал сначала красным, а потом почти белым. Надо было давать остывать стволу. Через минуту — две огонь возобновлял.

Наша пехота и «самоварники» начали отходить. Как правило, они останавливались у огневых артиллеристов, помогали подносить снаряды. Но сейчас этого не произошло. Была прервана связь. Тяжело ранен Кузьма, И только я взглянул налево к третьему орудию как увидел наводчика третьего орудия Ивана Левченко, который тоже взглянул на меня. В этот момент на его огневую наползал танк. Он несколько развернулся на месте орудия и пополз дальше. Это уже в наш тыл. Первое и второе наши орудия вели еще огонь.

Надвигалась пехота. Немцы шли во весь рост с закачанными рукавами. Из автоматов в упор летел огонь. Надо было задержать продвижение пехоты, т.е. отрезать ее от танков. Из пушки это почти невозможно потому, что снаряды на картечь нужно готовить. Ключем ставить трубку, а это долго. Было взял автомат, поставил его на боевой взвод, но потом я его положил. И тогда решил осколочными снарядами стрелять как картечью.

Раньше были такие случаи, когда ящик со снарядами при разгрузке ударялся о землю, особенно мерзлую. Или когда близко от ящиков со снарядами рвался снаряд, то тогда снаряды в ящиках ставали на боевой взвод. При выстреле такие снаряды рвались сразу, минуя дульный тормоз.

Поэтому, не сворачивая колпачков, сначала снарядом вторец я бил о станину орудия, заряжал и стрелял. Снаряды рвались, вылетая из ствола, и те немцы, которые уже вот-вот добегали ко мне, попадали под поток осколков. Таким образом, я вел огонь, рискуя, конечно, за каждым ударом о станину, взорваться на собственном снаряде.

Несколько немецких танков прошли, но пехота прекратила свое продвижение.

На секунду бой утих. Горели танки. Я побежал к третьему орудию и откопал засыпанного землей Ивана Левченко. Он оказался жив и сейчас живет в полтавской области. Вместе с Иваном уже было куда веселее. Было кому заряжать.

А через полчаса из нашего тыла за огневым валом двигалась наша пехота.

Это только два-три часа боя, а потом всякое бывало, так или хуже.


Еще один случай.

Во время продвижения на Запад наша батарея после взятия крепости Оссовец и Остроленка в Польше случайно попала на территорию Освенцима. Так что пришлось увидеть крематорий и тех людей, которые были принесены до печи крематория.

У ворот крематория справа стоял ангар или сарай с односкатной крышей, длиной метров 30–35, шириной метров 8–10 и высотой 4–5 метров. Ангар имел шесть громадных дверей. Все двери были опломбированы. И я решил открыть среднюю дверь, посмотреть. Интересно, что там может быть? И когда рукояткой пистолета отбил засов, и дверь распахнулась, на улицу двинулась масса волос. Оказалось, весь этот громадный capaй был забит волосами людей.

Конец войны меня застал в г. Каунасе в госпитале. А потом еще полгода лечился в г. Слободском под Вяткой.

Осенью 1981 года Железнодорожным Райвоенкоматом города Киева мне была вручена медаль «За взятие Кенигсберга». В документах значилось, что я был командиром орудия со времени гибели Чешева А. до 10 марта 1945 г. Но я об этом почему-то не знал, полагать, потому что командовать то было не кем или просто мне тогда не сказали.

 
« Пред.   След. »
Официальный интернет-портал  Президента РБ
Министерство образования РБ
УпрОбрМогОблИсполкома
Отдел образования МГИК
Администрация Октябрьского района г. Могилева.
Детский правовой сайт


© 2009–2017 ГУО «Средняя школа № 34 г. Могилева»
212029, г. Могилев, ул. Габровская, 16. Email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Размещение в Интернет МГКУП «ЦГИС», г. Могилев. Cвидетельство о регистрации официального сайта.
Статистика посещений сайта
Если вы заметили ошибку в тексте на нашем сайте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter